<
Тайна Лаймы



Кто усомнится, что была она экзотической птицей, прилетевшей с Рижского залива, где "натиск волн полощет дюны", сосны торчат гигантскими пальмами, а клены облетают прямо на песок? Далее упругая смола янтаря устилала ей путь по длинной косе, в небе набегали тучки, а на горизонте маячил оранжевый рассвет, зардевшийся от пламени... ночного костра. Именно в его языках ровно 18 лет назад впервые заплясали для нас эти пять магических букв - ЛАЙМА. Кстати, кажется, впервые за всю историю советской популярной музыки имя певицы прижилось отдельно от фамилии (мы ее знаем, но почти не произносим). С другой стороны, многие не верили в большой успех актрисы, пророчили забвение: мол, голос глуховат, да и "больно уж ненашенская". А она, одной из первых поняв, что "нужны перемены", создала новый стиль - изысканно-утонченное варьете, которое можно было бы окрестить просто: "Лайма Люкс". Паулсовско-резниковские шедевры ("Ночной костер", "Вернисаж", "Еще не вечер", "Чарли-чудак") открыли нам новую звезду. Позже были другие прекрасные работы (с разными композиторами), но ничего изысканнее тех, первых, так создано и не было. А недавно певица отметила большой круглый юбилей. В столичном концертном зале "Россия" она показала программу "Лучшие песни", где заново перепела все то, что дорого ее сердцу. 

- О днях рождения, однако, говорить не люблю и предпочитаю работать, - загадочно улыбается Лайма. - Я фанат сцены, могу часами репетировать один и тот же номер и совершенно не уставать. У меня последнее время было много гастролей - езжу по России и ближнему зарубежью. Ну а свой личный праздник я спокойно отметила в кругу дорогих мне людей. 

  Ваш стиль остается неизменным все эти годы и нисколько не поблек. Вам ведомы особые тайны творчества?
Нет, мне бы не хотелось создавать мифов: я такая, как все. В этом же жанре работают и Майкл Джексон, Мадонна, Принц, Шер. Не могу назвать это кабаре или варьете, скорее это такой вид легкой музыки, где артисту для наиболее полного раскрытия своего "я" необходимы балет, пластика. А если все номера в программе объединены сквозным сюжетом, как в одном из моих прежних шоу "Лайма в стиле танго", то это уже ближе к мюзиклу. 

  Вы хотите сказать, что у варьете другие законы? 
Тут тоже все до банального просто: нужен танцор - ищешь. Кто-то приходит из уже известных коллективов, кого-то приводят мои бывшие танцоры. То же самое и с девочками: если одна по каким-то причинам уходит, у меня есть на примете несколько других. 

  Как вы находите артистов для своего балета?
Он меня приглашает, и я с удовольствием еду. Правда, на сей раз меня не будет ни в Москве, ни в Риге.

  Ваши критерии отбора?
Их много. Во-первых, это должен быть профессионал, во-вторых, нормальный человек, в-третьих, он должен хорошо выглядеть сценически. Это не значит, однако, что я ищу людей с каким-то особенным ртом или глазами: важно, чтобы артист был интересен прежде всего как творческая личность. 

  Хорошо, тогда какие требования вы предъявляете к песне? Вас не смущает, к примеру, что припев хита "Акапулько", написанного Игорем Крутым, до боли напоминает незабвенную "Ах, Самара, городок"? 
Вы знаете, я никогда бы в жизни об этом не догадалась, если бы сам Игорь мне потом не напел. Причем и до него это дошло, когда песня была уже записана. "Но ты веришь, что я не списывал?" - спрашивал он меня потом. Подобная история была у меня и с Паулсом. Однажды он предложил мне песню, которая очень сильно напомнила какую-то известную мелодию. Я ее напела, и Раймонд тут же выбросил сочинение в корзину. Музыка рождается комбинацией семи нот, поэтому какие-то непроизвольные заимствования, видимо, неизбежны. 

  Вы всегда умели весьма утонченно следовать моде. Сейчас очень популярны латиноамериканские ритмы... 
Вы хотите сказать, буду ли я танцевать румбу и ча-ча-ча? Может, и буду, но не сейчас. Смешно было бы следовать моде так вот в лоб. А потом мне всегда интереснее предвосхитить моду, где-то опередить ее. Но и это не самоцель. Важно, какое внутреннее состояние ты выплескиваешь на сцену, соответствуют ли новые песни твоему сегодняшнему настроению. А все эти моды - дело десятое. Кстати, у меня уже был и альбом "Латинский квартал", и тот же концерт в стиле танго... А какие стихи я пела! "Не верю, что можно всегда любоваться закатом, не верю, что праздник не станет однажды кошмаром, не верю тоске, что летит на меня ягуаром..." 

  Это Виктор Пеленягрэ?
Да, поэт, которого я обожаю. Член ордена куртуазных маньеристов. Эти стихи, я думаю, мы не можем даже критиковать - так они хороши. 

  А вот другой поэт - песенный классик сказал как-то, что Лайме довольно трудно угодить... 
Я даже знаю, кто это - Михаил Танич (смеется). Дело в том, что стихи обязательно должны гармонировать с тем образом, который я рисую для каждой конкретной песни. Я глубоко уважаю этого талантливейшего поэта, написавшего десятки народных шлягеров. Но его творческое видение, случается, не всегда совпадает с моим. В принципе это нормально.

  Вы можете назвать себя капризной?
Нет, я скорее требовательна. И к самой себе, и к своим авторам, и к партнерам. Паулс мне всегда говорил: спела, забудь, дальше. Многие так и делают. А мне каждую песню хочется без конца отшлифовывать, улучшать. 

  А вы никому не хотели бы передать свой артистический опыт? 
Почему же? У меня растет племянница, и если у нее обнаружится талант, я буду с ней заниматься.

   Может, стоит открыть свою школу? 
Вероятно, только не сейчас. Мне часто не хватает времени, чтобы погулять со своими собаками. Организовать дело - это огромный труд, финансовые затраты, поиск единомышленников... А потом, я не собираюсь пока бросать сцену. Мне есть что еще сказать. 

  Кстати, Лайма, когда ждать вашего нового альбома? 
О, это вы мне вовремя подсказали. У меня как раз набралось достаточное количество новых песен. Надо их собрать и выпустить пластинку. Думаю, это случится ближе к зиме.

  А не хотите ли наконец собрать документальный фильм о вашем успехе за рубежом - в той же Америке, например, или Японии? Об этом многие наслышаны, но хочется и увидеть! 
Да, видеоматериалы есть, но я не знаю, с чего начать. Володя Матецкий как-то сказал: как же так, кто-то, выступив пару раз в ресторанах Европы или Америки, кичится своими несуществующими достижениями на Западе, а ты, имея подлинный успех, молчишь. В принципе лишь у трех наших исполнителей была настоящая удача в Америке - у Б. Г., группы "Парк Горького" и у меня. У нас были настоящие американские контракты. Но я не собираюсь никого разоблачать, потому что понимаю: все эти небылицы о покорении нашими артистами Запада тоже есть часть профессии.

  Чем, по-вашему, американский слушатель отличается от нашего?
Публика на Западе в целом более легкая, чем наша. Она ведет себя раскованнее. Если ей нравится артист -значит горячий эмоциональный прием ему обеспечен. У нас же громко аплодировать и кричать считается вроде как неприлично.

  Часто приходится слышать, что за все в этой жизни надо платить. Ваше отношение к астрологии, гаданиям, мистике? 
Я никогда не стремилась узнать свое будущее. Жизнь - зебра: если сегодня тебе хорошо, то завтра обязательно будет плохо. И наоборот. Когда мне было 14-15 лет, мама водила меня к гадалке, и та, руководствуясь какими-то старинными книгами, по линиям рук предсказала мне, что моя жизнь будет связана с гастролями, разъездами. Правда, она не сказала, что я буду певицей. Кое-что из того, что она нагадала, сбылось. А одна моя подружка на спиритическом сеансе, вызвав духа, спросила, кем была в прошлой жизни Лайма? И ей ответили: ее звали Лаура, она была возлюбленной Петрарки (улыбается). 

  Вы были одной из первых советских певиц, которую заметили на Западе. В конце 80-х вас уже возили по Америке и называли там <русской Мадонной>. Какие ощущения остались от этой поездки?
Вы не представляете, что такое после <железного занавеса> приехать в Америку. В то время я просто не в состоянии была оценить масштаб подарка, сделанного Стэном Корнелиусом, частным продюсером, который меня туда пригласил. Только сегодня понимаю, что меня принимали как королеву. Чужой язык, музыканты, перед которыми я преклонялась и которые теперь были мне доступны для совместной работы, - все это был большой стресс. Я плохо видела, что происходило вокруг. И только сегодня, оглядываясь назад, понимаю, с какой любовью и пониманием ко мне относились.

  Вот чудеса! 
Я, правда, несерьезно к этому отнеслась. Кстати, эти духи еще сказали, что заниматься подобными вещами небезопасно: можно попасть в дьявольские сети. 

  Тогда самый "ужасный" вопрос: как вы относитесь к однополой любви? 
Вопрос действительно серьезный, и очень жаль, что мы не научились обсуждать его цивилизованно. Если это есть, значит, может существовать. Я никого не осуждаю. Как говорится, пусть бросит в меня камень тот, кто сам не грешен. И не надо за это никого унижать и перевоспитывать. Есть гениальный фильм Бергмана "Из жизни марионеток", где показана психологическая трагедия такого подавления. Не надо считать себя умнее и целомудреннее природы, которая нас создает.

  • Главная
  • Биография
  • Альбомы
  • Фото
  • Пресса
  • Сцена